Сколько разных «Я» живет в личности художника?

Впервые в Большом театре ставит спектакль известный немецкий хореограф Кристиан Шпук, вот уже почти десятилетие возглавляющий труппу Балет Цюриха (Швейцария), весьма заметную на хореографической карте мира. Постановки Шпука неизменно вызывают большой резонанс. Они получают приглашения на фестивали – такого калибра, как, например, Эдинбургский, или петербургский Dance Open, или московский DanceInversion. Их хотят иметь в своем репертуаре известные балетные труппы – такие, как Штутгартский балет, Норвежский национальный балет, Большой балет Канады или балет Московского Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко.

Большой театр обратился к хореографу с предложением поставить спектакль специально для своей труппы. И г-н Шпук охотно принял это предложение. Ему комфортно приезжать в Россию – страну большой культуры, литературы и самых образованных и пристрастных к балету зрителей (все это его собственные характеристики). В России, к тому же, традиционно почитаем жанр большого сюжетного балета, к которому тяготеет и сам Кристиан Шпук. В его собрании «книжных» балетов – «Песочный человек» и «Мадемуазель де С» по новеллам Гофмана, «Войцек» и «Леонс и Лена» по пьесам Бюхнера, «Сонет» по сонетам Шекспира, «Анна Каренина» по одноименному роману Толстого…

Orlando by Damir Yusupov.jpg
Репетиционный процесс. Кристиан Шпук (справа). Фото Д. Юсупова.

Литературный сюжет положен и в основу балета, мировая премьера которого 24 марта состоится на Новой сцене Большого театра. Выбор первоисточника нетривиален: это один из самых знаменитых, многослойных, возможно, странных, однако не слишком ускользающих от широкого читателя феминистских романов Вирджинии Вулф, – «Орландо» (1928). В нем исследуется природа человека, гендерная и творческая, сквозь магический кристалл преломляется «уклончивая» русская душа, а в одежде русского человека отчетливо видны приметы кроя и цветовой палитры Бакста – одного из неотразимых героев антрепризы Сергея Дягилева, чьи Русские сезоны оставались в европейском «тренде» на протяжении всех десятых и двадцатых годов XX столетия.

– Я очень люблю этот роман Вирджинии Вулф, – говорит Кристиан Шпук, – за безудержную фантазию и потрясающую широту. Действие длится в течение трехсот пятидесяти лет. Вулф рассказывает историю молодого человека, который не стареет и проходит сквозь века, словно через волшебные пространства, и буквально «на ходу», как будто нет ничего более естественного на свете, превращается из мужчины в женщину. «Орландо» дает именно то, что мне так импонирует как хореографу: он богат объемными, выразительными образами. Повествование больше походит на сон, чем на реальность. И в нем есть почти невесомая легкость и юмор. И в то же время Вирджиния Вулф задается здесь поразительными и очень важными вопросами: что есть пол человека? как быстро проходит субъективно воспринимаемое время жизни? Или: сколько разных «Я» живет в личности художника? Ответы она предоставляет давать читателю. И это мне нравится тоже.