Блистательная

17.10.2020

5 октября исполняется 95 лет со дня рождения Раисы Степановны Стручковой (1925-2005). Одна из тех, что олицетворяли собой золотой век Большого балета, балерина виртуозного мастерства и на редкость «легкого дыхания», она сочетала акварельную прозрачность танца с умением безраздельно погрузиться в игровую стихию и обладала заразительным чувством юмора как на сцене, так и за ее пределами. Ее лучшими партиями считались Золушка, Жизель, Джульетта… Старейшина английской балетной критики Клемент Крисп называл ее Жизель и Джульетту незабываемыми, подчеркивая, что она танцевала эти партии, когда в них еще блистала Галина Уланова.

Великолепный дуэт составляла она со своим мужем, безвременно ушедшим в результате автомобильной катастрофы Александром Лапаури. Рано ощутивший вкус к балетмейстерской деятельности, он успел поставить два балета с ее участием (в соавторстве с О. Тарасовой): «Лесную песню» и «Подпоручика Киже». Последний был экранизирован и время от времени появляется на телеэкране, давая возможность балетоманам новых поколений воочию убедиться в том, какое это было драгоценное – хрустальное – дарование. Ее «главная», коронная роль также продолжила свою жизнь на экране: знаменитая «Золушка» Ростислава Захарова была экранизирована – под названием «Хрустальный башмачок» – замечательным киносказочником Советского Союза Александром Роу.

Раису Степановну отличал мощный общественный темперамент, недаром она столько лет возглавляла редколлегию журнала «Балет».

Закончив танцевать, она стала прекрасным педагогом, умевшим не только передать технику «из ног в ноги», но и быть настоящей поддержкой и опорой своим ученицам, репетируя с ними «от сердца к сердцу». Среди ее учениц – Нина Ананиашвили, Галина Степаненко, Марианна Рыжкина, Анастасия Яценко, Анастасия Горячева, Эрика Лузина, Наталья Маландина, Светлана Уварова, Ирина Зиброва…

«Знаковым номером подобного рода был «Вальс» Мошковского, поставленный Асафом Мессерером. Г-жа Стручкова и г-н Лапаури, оба в белом, сначала ошеломляли публику акробатическими поддержками и бросками, в результате которых балерина взлетала ввысь, а затем разбегались в противоположные концы сценической площадки – с тем, чтобы она пронеслась через всю сцену и буквально швырнула себя в руки своего партнера. Даже в 60-е годы, когда их выступления уже не были в новинку, зрители Метрополитен-оперы, как безумные вскакивали со своих мест, когда видели это» (Анна Киссельгоф, «Нью-Йорк таймс»).