Принц крови

31.01.2018

Николай Фадеечев был необычным явлением на советской сцене, особенно в 50-е годы, когда только начинал: из хореографического училища он выпустился принцем. Не мощь, героика и брутальность стали его козырными картами, а сдержанность и благородство. Набор комплиментов, который сопровождал его всю жизнь, на первый взгляд, кажется противоречивым, хотя на самом деле никакого противоречия тут нет, все они проистекали из его главного, хоть и не очень модного в ту пору свойства – врожденного аристократизма. Рецензенты восторгались его феерической техникой и поражались умению сделать ее «незаметной», отмечали редкостное благородство манер и одновременно простоту сценического поведения, лишенного даже тени жеманства, преклонялись перед его умением самым выгодным образом подать партнершу, практически «скрывшись» в ее тени, и одновременно абсолютно в этой тени не потеряться, будь его партнершей хоть Галина Уланова, хоть Майя Плисецкая.

На легендарных первых зарубежных гастролях балета Большого, состоявшихся в Лондоне в 1956 г., молодой артист (к тому времени он прослужил в театре четыре года) должен был танцевать только партию Принца Зигфрида в «Лебедином озеро», что, впрочем, тоже говорит само за себя. Но, увидев, как он репетирует Графа Альберта, руководство решило дать ему возможность дебютировать в Англии в этой партии. Дебют, никак не анонсированный, прошел отлично. Совершенно сраженные Улановой-Джульеттой и еще не вполне оправившиеся английские критики получают следующее потрясение – Уланову-Жизель. Но соревнуясь в похвалах и поисках ключа к разгадке этой вариации тайны вечной женственности, не забывают отдать должное и молодому Графу – Фадеечеву, обладающему собственной тайной особенной благородной мужественности.

«Партнером обеих Жизелей (второй исполнительницей была Раиса Стручкова – ред.) был молодой и сравнительно неизвестный Фадеечев. Он оказался превосходным Альбертом. Элегантный и мужественный танцовщик, сильный, по природе своей внимательный партнер и уже сейчас выдающийся артист. Можно с уверенностью сказать, что в ближайшее двадцатилетие он добьется признания как один из самых выдающихся танцовщиков. Роль Альберта требует владения искусством передавать тончайшие нюансы чувства, и в этом он преуспел целиком и полностью» (Клайв Барнс, «Танец и танцовщики»/ Dance and Dancers, декабрь 1956 г.).
Успех был так велик, что вскоре его пригласили сниматься в партии Графа Альберта на английском ТВ. Партнершей его стала известная английская балерина Надя Нерина, с которой он потом выступал и на сцене Большого театра.

В 1958 г. после парижских гастролей Большого по инициативе Сержа Лифаря он был награжден премией им. Вацлава Нижинского (премией, которую ему «сообща» присудили Парижская академия танца, Хореографический институт и Университет танца). В почетном дипломе говорилось: «Самому блестящему академическому танцовщику Николаю Фадеечеву, который, презрев законы гравитации, 31 мая 1958 года появился вместе с балетом Большого на сцене Парижской оперы в балете «Лебединое озеро».
А газета «Монд» сокрушалась, что он заодно не выступил и в «Жизели», поскольку слава его Альберта уже неслась впереди него самого.

Замечательные его партнерши разных поколений неизменно пели ему хвалу.

«Еще в хореографическом училище мы спорили на уроке поддержки, кому встать с Колей»
(Марина Кондратьева, «Советский артист», 4.02.1983).

«Я отношу Николая Фадеечева к богам балетного Олимпа. Это великий мастер и потрясающая личность. Танцевать с ним – большое счастье. Это уникальный, единственный в своем роде партнер, который не просто поддерживает балерину, но дает ей возможность свободно парить на сцене.. Николай Борисович – мой крестный отец в искусстве» (Людмила Семеняка, из программы ГАБТ к юбилейному вечеру, 28.03.1993).

«Он танцевал великолепно, в своей индивидуальной манере: возвышенно, деликатно, необыкновенно красиво» (Раиса Стручкова, буклет ГАБТ, выпущенный к 70-летию артиста).

«Я не уверена в том, что не найдется человек, который, прочтя статью, подумает: «Ну зачем Плисецкая так расхваливает Фадеечева?..» Эту статью я пишу для того, чтобы товарищи, которые работают вместе с ним, знали, что есть такой артист, которого не испортят никакие похвалы, артист, который может быть примером для подражания» (Майя Плисецкая, «Советский артист», 1964).

По завершении артистической карьеры Николай Борисович проявил себя как великолепный педагог. Среди его учеников – Сергей Филин, Андрей Уваров, Николай Цискаридзе. Долгое время занимался под его руководством Артем Овчаренко. В «юбилейной» «Спящей красавице» в честь своего педагога партию Принца Дезире исполнит Руслан Скворцов.