Овеянная легендой

07.02.2017

Вена – город, ставший легендарным для всех музыкантов и любителей музыки. Здесь творили Моцарт, Бетховен, Шуберт. Шли десятилетия, и новые славные имена появлялись в музыкальной истории Вены – Брамс, Штраус, Брукнер, Малер... Рихард Штраус, по призванию не только композитор, но и дирижер, пять лет руководил крупнейшим оперным театром Австрии – Венской придворной оперой. В музыке Штрауса слышны отголоски венских вальсов; его комическую оперу «Кавалер розы» даже иногда называют «оперой-вальсом».

Свое раннее сочинение, Сонату для скрипки и фортепиано ми-бемоль мажор, Штраус написал в 1887 г. Через два года появится его симфоническая поэма «Дон Жуан», после которой о Штраусе заговорят как о новом гении немецкой композиторской школы. В сонате уже чувствуется захватывающая энергия музыки будущей поэмы, а героически «взбегающая» вверх тема третьей части является почти что музыкальным прообразом темы Дон Жуана. Все три части сонаты наполнены прекрасными лирическими мелодиями. Похожие темы в «Дон Жуане» демонстрируют слушателю «портреты» женских героинь. Темы первой части проходят через нешуточные коллизии: «спорят», «сердятся», «говорят» то взволнованным, то насмешливым тоном – как будто композитор скрыл в музыке увлекательный сюжет наподобие либретто своих опер. Во второй части также есть драматичные моменты. Но единственный по-настоящему мрачный эпизод – начало третьей части, который, однако, быстро сменяется оптимистичной музыкой финала.

Немецкий композитор Пауль Хиндемит – автор сразу четырех сонат для скрипки и фортепиано. Это неудивительно: Хиндемит был талантливым скрипачом и альтистом и выступал в составе известного в Европе квартета (получившего название квартет Амара - Хиндемита).

Соната Хиндемита ре мажор (1918) показывает, каким стал музыкальный язык спустя три десятилетия после того, как была написана соната Штрауса. В первой части сонаты слушатель оказывается в «гуще» диссонансов и полифоничеких хитросплетений. Здесь можно ощутить во всей полноте ощутить приметы нового музыкального стиля – экспрессионизма, намеренно обнажающего человеческие страсти. Правда, дальше композитор возвращается к более простому музыкальному складу. Сдержанно звучит минорная, с несколько маршевым оттенком тема медленной части. А в остроумных скерцозных эпизодах финала «в темпе и характере быстрого танца» нет и намека на заявленную в начале сонаты драму.

Один из крупнейших немецких романтиков Иоганнес Брамс переехал в Вену в 1862 г. и прожил там более трех десятилетий – до самой смерти. Город полюбился композитору: «я живу здесь в десяти шагах от Пратера (городской парк) и могу выпить стаканчик вина в кабачке, где часто сиживал Бетховен». Среди написанных в Вене произведений Брамса – Трио для фортепиано, кларнета и виолончели ля минор (1891). В концерте прозвучит версия для фортепиано, альта и виолончели.

На создание этого трио Брамса вдохновило знакомство с кларнетистом Мейнингенского оркестра Мюльфельдом. Произведение проникнуто иными интонациями, нежели камерные опусы Штрауса и Хиндемита. В лирике Брамса больше простоты и задушевности; остроконфликтному драматизму он предпочитает примиряющую элегичность. Минорную первую часть завершает музыка в светлом ля мажоре. Проникновенно звучит медленная часть, одна из тем которой удивительно близка музыке Чайковского. Легкое кружение вальса в третьей части контрастирует бурному финалу, в котором в то же время находится место ностальгически звучащей романсовой теме.

Густав Малер, великий симфонист XIX-XX веков, десять лет работал дирижером Венской оперы. В одну из симфоний, созданных в те годы, – Четвертую – Малер вводит песню «Небесные радости». Она поется от лица ребенка, воображающего радости жизни в раю. С содержанием симфонии перекликается вокальный цикл Малера «Песни об умерших детях» (1913). Цикл будет исполнен в переложении для альта и фортепиано.

Пять песен написаны на стихи немецкого поэта Рюккерта, к текстам которого обращался еще Шуберт. Стихотворения, сочиненные Рюккертом после смерти двух его детей, оказались близки Малеру. Как и Достоевского, его волновал вопрос о причине незаслуженных страданий ребенка (Достоевский был любимым писателем Малера). Ни в одной из песен, кроме последней, не найти сильных всплесков эмоций, выражения отчаяния или страха. Они идут в медленном, траурном движении. Только заключительный номер цикла рисует тревожную картину ночной бури. После нее, наконец, звучит просветленная, как бы «утешающая» тихая музыка.

В концерте примут участие артисты оркестра Большого театра Владлен Ованесьянц (скрипка), Никита Сухих (скрипка), Алексей Яненко (альт), а также пианисты Ксения Башмет, Елена Попкова, Дмитрий Орлов и Владислав Провотарь (виолончель).

Оксана Усова