«Художник и модель»

13.05.2014

«Художник и модель» — так называется цикл работ Пабло Пикассо, затрагивающий тему «взаимоотношений» искусства и реальности, преображения жизненных образов и впечатлений в творческом мире художника.

Не только Пикассо — искусство ХХ века в целом с особой остротой ставит эту проблему. Нередко объектом искусства, перенесения его в мир творческих фантазий становилось... само искусство. Работа «по модели», использование образцов, форм и композиционных приемов прошлых эпох легло в основу музыкального «неоклассицизма».

Идея концерта принадлежит концертмейстеру первых скрипок оркестра Большого театра, лауреату международных конкурсов, скрипачу и дирижеру Михаилу Цинману. Вместе с другими солистами оркестра театра он уже осуществил ряд оригинальных концертных циклов не только в Бетховенском зале, но и на других камерных сценах Москвы. В концерте принимают участие концертмейстеры оркестра Ольга Жмаева (альт) и Борис Лифановский (виолончель), заместитель концертмейстера Людмила Херсонская (скрипка), солисты оркестра Софья Беляева, Сергей Лысенко (гобои) и Андрей Рудометкин (фагот), а также приглашенный солист оперной труппы театра Леонид Виленский (тенор) и Илья Хардиков (бас).

Импульс к возникновению музыкального неоклассицизма дала Италия. Точнее, заново открытые шедевры итальянской музыки эпохи Барокко, имена Монтеверди, Вивальди, Корелли, Перголези и других композиторов, среди которых самое наибольшее внимание выпало на долю Антонио Вивальди. Итальянский композитор рубежа
XIX-XX веков Отторино Респиги в своем сочинении «Триптих Ботичелли» (1927 г.) отразил в музыке художественный мир известных полотен живописца («Весна», «Поклонение волхвов», «Рождение Венеры»), однако не только «Весна», но весь триптих носит на себе печать итальянской барочной музыки и, прежде всего, музыки Вивальди.

Своеобразной музыкальной параллелью к сочинению Респиги станут два малоизвестных российской публике «дуэтных» концерта Вивальди — для фагота и виолончели с оркестром и для двух гобоев с оркестром.

Лидером неоклассицизма уже в 1920-е гг. был безоговорочно признан Игорь Стравинский. Его балет «Пульчинелла», написанный по мотивам музыки Паизиелло для дягилевской труппы, стал первой ласточкой повсеместной моды на «модернизацию» старинной музыки. В своих произведениях, однако, он использовал самые различные модели, включая в орбиту творческих интересов все многообразие музыкальных стилей.
Камерный концерт «Dumbarton Oaks», написанный в 1938 г. по заказу американской четы Блисс, написан «по модели» планировки одноименной усадьбы Блиссов в Джорджтауне (США). Музыкальным образцом для композитора служили жанры барочного и классического концертов. Общие контуры сочинения соответствуют Бранденбургскому концерту № 3 И.С. Баха, вторая же часть апеллирует, скорее, к стилю Моцарта. К сопоставлению «Dumbarton Oaks» Стравинского и Концертной симфонии Моцарта для скрипки и альта с оркестром Ми-бемоль мажор добавляет пикантности юмористическая ария «Clarice cara mia sposa» для тенора с «репликами» баса. Стравинский тонко чувствовал своеобразный моцартовский юмор и по-своему отобразил его в «Мавре» и «Похождении повесы».

Наконец, «героев концерта» объединяет еще одно. И Респиги, и Стравинский были учениками Римского-Корсакова, опера которого «Моцарт и Сальери» также была одной из отправных точек неоклассицизма.