*****

16.05.2013

К 15-летию со дня смерти
Г. Свиридов (1915-1998)

Три
хора из музыки к трагедии Алексея Толстого «Царь Федор Иоаннович»

Молитва (Богородице дево, радуйся)
Любовь святая (Ты любовь, ты любовь, ты святая)
Покаянный стих (Окаянны и убогие человече)

«Странное Рождество видевше...»
(из цикла «Песнопения и молитвы»)

«Табун» на слова С. Есенина
(из цикла «Пять хоров на слова русских поэтов»)

Хор Большого театра России
Главный хормейстер — Валерий Борисов


Д. Шостакович (1906-1975)


К 65-летию создания сочинения

«Из еврейской народной поэзии»,
вокальный цикл для сопрано, меццо-сопрано, тенора и оркестра, соч.79а

1. Плач об умершем младенце
2. Заботливые мама и тетя
3. Колыбельная
4. Перед долгой разлукой
5. Предостережение
6. Брошенный отец
7. Песня о нужде
8. Зима
9. Хорошая жизнь
10. Песня девушки
11. Счастье

Солисты:
Нина Минасян (сопрано)
Елена Новак (меццо-сопрано)
Станислав Мостовой (тенор)


К 110-летию со дня смерти

П. Чайковский (1840-1893)

Симфония № 3 ре мажор, соч.29

Introduzione e Allegro
Alla tedesca. Allegro moderato e semplice
Аndantе elegiaco
Scherzo. Allegro vivo
Finale. Allegro con fuoco

Симфонический оркестр Большого театра России
Дирижер — Василий Синайский

На первый взгляд, эти сочинения сильно разнятся по стилю и содержанию. Однако не только памятным датам обязана программа этого концерта. Уже то, что они довольно редко исполняются (в концертный репертуар Большого театра, по крайней мере, все вошли впервые), позволяет предположить наличие (а чуткий слушатель его и обнаружит) неких точек соприкосновения.

Премьера постановки трагедии А.К. Толстого «Царь Федор Иоаннович» в Малом театре, вошедшей в анналы российского театрального искусства, состоялась в 1973 г. Режиссура Бориса Равенских, игра замечательных актеров (И.Смоктуновского, Е. Самойлова, Е. Шатровой, Г. Кирюшиной, В. Коршунова и др.), музыка Георгия Свиридова составили то высшее художественное единство, которого достигали немногие, даже самые знаменитые спектакли.
В хоровых номерах композитор частично использовал распевы из рукописей Федора Крестьянина (XVI в.). Как писала музыковед М. Рахманова, «дух Древней Руси оживает в «Молитве» и «Покаянном стихе», вдохновленных рахманиновскими хоровыми фресками, в мелодии хора «Любовь святая», напоминающей о столь излюбленных нашей древней литературой образах «мудрых жен».

Над циклом «Песнопения и молитвы» Свиридов напряженно работал в последние два десятилетия жизни — болезнь и смерть застигли его в процессе подготовки окончательной редакции к печати. После долгих лет вынужденного ожидания он смог, наконец, обратиться к жанру русской литургической музыки, развитие которого было трагически прервано после 1917 г. Это сочинение «отражает особую, и самую существенную грань внутреннего мира великого национального мастера — его глубинную духовную жизнь», — писал Патриарх Алексий Второй.
«Странное Рождество видевше...» — самая масштабная часть грандиозной хоровой фрески, ставшей лебединой песней композитора.

К творчеству Сергея Есенина Свиридов впервые обратился в 1955 г. Почти одновременно были закончены «Поэма памяти Сергея Есенина» и цикл «У меня отец крестьянин» для голоса и фортепиано. «Пять хоров на слова русских поэтов» (1958 г.), в которых композитор успешно «опробовал» жанр хоровой музыки a’capella, включают два произведения на есенинские стихи.
Хор «Табун» (В холмах зеленых табуны коней...) привлекает контрастом рельефной суровости мужского хора и нежных переливов высоких голосов — словно эха далекой пастушьей песни...

1948 год был самым тяжелым в жизни Дмитрия Шостаковича. Постановление ЦК ВКП(б) «Об опере „Великая дружба“ В. Мурадели» и последовавшая за ним травля ведущих советских композиторов-«формалистов», увольнение из Московской и Ленинградской консерваторий, начало «борьбы с космополитизмом», жертвами которой стали близкие друзья композитора, — никогда еще гнет «машины власти» не был так страшен. Как будто в противовес «генеральной линии», Шостакович вдохновляется сборником еврейских народных песен, изданным в 1947 г. и случайно увиденным им в станционном газетном киоске в Комарово.

В течение лета первая редакция цикла (из восьми песен) была готова; «домашняя» премьера состоялась в день рождения композитора, 25 сентября 1948 г. Затем Шостакович дополнил опус еще тремя песнями — эта новая редакция снова прозвучала на его квартире два года спустя.
Первое публичное исполнение состоялось только в 1955 г., при участии выдающихся солистов — Н. Дорлиак, З. Долухановой и А. Масленникова; партию фортепиано исполнял сам автор. В 1964 г. в Горьком (ныне Нижний Новгород) под управлением Г. Рождественского была исполнена оркестровая версия этого сочинения.

Три последние песни, повествующие о «счастливой жизни под красной звездой», были дописаны Шостаковичем по совету друзей, дабы сгладить «излишне» трагическую образность цикла, особенно завершающих первую редакцию «Песню о нужде» и «Зиму», иначе его не пропустила бы советская цензура. Они отличаются более объективным, «песенным» тоном от предыдущих восьми частей — пронзительных монологов и живых сценок, в которых творческий метод «народных картинок» Мусоргского сочетается с симфонической песенностью вокальных циклов Малера.

Острые, экспрессивные интонации еврейского фольклора почти не воспринимаются как «цитаты извне», настолько органично вошли они в музыку Шостаковича. «Вся народная музыка прекрасна, но... еврейская — уникальна, ­— писал композитор. — ...Она может казаться радостной, будучи трагичной. Почти всегда в ней — смех сквозь слезы. Это качество еврейской народной музыки близко моему пониманию того, какой должна быть музыка вообще. В ней всегда должны присутствовать два слоя».

Солистами в цикле этой части программы выступят артистка молодежной оперной программы Большого Нина Минасян, солистка театра Елена Новак и недавно принятый в труппу театра Сергей Мостовой, запомнившийся исполнением харáктерных партий Юродивого («Борис Годунов») и царя Берендея («Снегурочка»).

Третья симфония Чайковского была написана в летние месяцы 1875 г., во время пребывания композитора в имении Усово у своего ученика В. Шиловского. Это был период напряженной творческой работы, которую приходилось совмещать с преподаванием в Московской консерватории и рецензированием концертов для «Русских ведомостей». Симфония была начата почти сразу же после того, как был завершен Первый фортепианный концерт. Затем последовали «Франческа да Римини», «Лебединое озеро» и Третий квартет.

Сам автор не очень высоко оценивал новую симфонию, будучи удовлетворен ее первой и до некоторой степени второй и четвертой частями. Среди других его симфонических циклов Третья симфония выделяется пятичастным строением (две части скерцозного характера обрамляют лирико-драматическое Andante) и отсутствием драматического, конфликтного начала (единственная мажорная симфония у Чайковского!). Поначалу сумрачный, тревожный характер Интродукции рассеивает энергичная главная тема Allegro, которая и определяет звуковой «тонус» всего произведения. Многие отмечают стилевую близость симфонии к балетной музыке. Наиболее характерно в этом отношении Andante elegiaco — своего рода драматургический центр цикла, оно предвосхищает балетные Adagii «Лебединого озера» и «Спящей красавицы». Неслучайно это Andante, как и блестящий, торжественный финал в характере полонеза, впоследствии служили материалом для хореографических постановок.

Премьера симфонии состоялась в Москве в ноябре 1875 г. под управлением Н. Рубинштейна. Слушатели тепло приняли новое сочинение, но еще больший успех ждал Чайковского в Петербурге, где симфония прозвучала в начале следующего года (дирижировал Э. Направник). «По силе содержания, по разнообразному богатству формы, по благородству стиля, запечатленному самобытным, индивидуальным творчеством, и по редкому совершенству техники — писал музыкальный критик Г. Ларош, — симфония г. Чайковского составляет одно из капитальных явлений музыки последних лет...»

Борис Мукосей