Он не тот, кем кажется!

Доницетти создал гениальную обманку: его «Дон Паскуале» вовсе не тот, кем хочет казаться! Но чтобы это понять, сначала придется вдоволь посмеяться.

«Дон Паскуале» – практически эталон жанра. Если нужно привести пример идеальных опер-буффа, «Дон Паскуале» имеет все шансы занять верхнюю строчку в подобном рейтинге. Забавный сюжет, качественный юмор, комические положения с переодеваниями обеспечивают публике праздник жизни и театра. И персонажи, разумеется, под стать предлагаемым обстоятельствам: как будто все вышли из комедии дель арте. Сущим Панталоне выглядит скупой, нелепый и ужасно обаятельный Паскуале, вечно страдающим влюбленным Пьеро – его племянник Эрнесто. А находчивый плут «Бригелла» – Малатеста и очаровательная, хоть и очень расчетливая «Коломбина» – Норина составляют блестящий дуэт дзанни, движущих интригу этой пьесы.

Но не так все просто: у этой оперы двойное дно. Что было ощутимо сразу. Уже в первых откликах на премьеру французские газеты писали: «Драматическая краска «Дона Паскуале» – грустная буффонада». За всем этим праздником жизни и молодости у Доницетти скрывается глубокая меланхолия, за блестящей шуткой – горькая ирония по отношению к любви, браку и жизни.

Эта опера – одна из последних у Доницетти. Написана в зените его славы, в период расцвета творческих сил – но уже и в начале их упадка. Стала давать знать о себе болезнь, из-за которой всего спустя два года он перестанет сочинять музыку. «Я смеюсь, но тебе-то известно, что на душе у меня печаль, которую я скрываю под мишурой веселья», – писал Доницетти одному из своих родственников. Однако он по-прежнему работал в рекордно сжатые сроки.

Существуют разные мнения насчет того, сколько времени потребовалось композитору, чтобы «выпестовать» своего «Дона Паскуале». Одни считают, что он управился за восемь дней, другие – за одиннадцать, а третьи – что ему потребовалось целых три недели (! ). Как бы там ни было, в ноябре 1842 г. в парижском Итальянском театре стали готовиться к премьере. «На будущей неделе начинаются репетиции «Дона Паскуале», – писал Доницетти родственнику, – Опера на очень старый сюжет, ты и сам его хорошо знаешь. Это «Марк Антонио». Но никому этого не говори!». Впрочем, то был секрет Полишинеля. Опера «Сэр Марк Антонио» Стефано Павези на либретто Анджело Анелли (1810 г.) была довольно популярна и оставалась репертуарной и в 1840-е годы. Так что современники Доницетти прекрасно ее знали. Не говоря уже о том, что сам сюжет и до «Сэра Марка Антонио» был обработан в литературе бессчётное число раз. «Влюбленный старик» пребывал одним из излюбленных театральных персонажей с XVI века (в итальянском театре он был известен как Маньифико, Бенедетто, Панталоне и под многими другими именами).

Но, взяв за основу классический сюжет, Доницетти и его либреттист Джованни Руффини создают произведение вполне новаторское. Они сокращают количество действующих лиц, убирают чрезмерную буффонаду, оставляя предельно выпуклой саму интригу. Герои перестают быть только масками – и буквально оживают. Каждому персонажу Доницетти дает очень точную музыкальную характеристику. Ворчливый старик, пытающийся перевоплотиться в героя-любовника, совершенно «не способен» на лирическую кантилену. А его племянник даже слегка нелеп в своем стопроцентном оперном лиризме, который так иронично высмеивает озорная Норина. (Показательно, что у наших влюбленных нет ни одного настоящего, не сыгранного «на публику» любовного дуэта). Доницетти играет со смыслами, подтекстами, Доницетти грустит и улыбается. И его «Дон Паскуале» продолжает оставаться очень живой, энергичной и все-таки очень смешной оперой.

Премьера состоялась 3 января 1843 г. и увенчалась полным триумфом. Композитора неоднократно вызывали на сцену, множество номеров бисировались. В том же году эта опера была поставлена в Милане, Турине, Вене, Лондоне, Брюсселе и Лилле. И до сих пор «Дон Паскуале» продолжает быть одной из самых репертуарных опер Доницетти.

Но, несмотря на всю свою популярность, Большой театр «Дон Паскуале» посетил лишь дважды – в 1850 и в 1872 гг. И вот почти полтора столетия спустя он вновь вышел на наши подмостки.

Михал Клауза, музыкальный руководитель Оркестра Польского радио, учившийся в том числе у прославленного российского дирижера и педагога Ильи Мусина, и главный режиссер знаменитого новосибирского театра «Красный факел» Тимофей Кулябин, работавшие над постановкой, вслед за композитором и его либреттистом, также предлагают взглянуть на персонажей оперы не как на некие маски, а как на живых людей.

Тимофей Кулябин: «Я стремился к тому, чтобы сюжет перестал быть абстрактной театральной шуткой, чтобы все герои обрели плоть и кровь сегодняшних людей, пытался найти им точные прототипы в современной действительности. Поэтому пришлось придумать каждому профессию, социальный статус, биографию. … Одна из главных сложностей оригинального либретто заключалась в том, что дон Паскуале, будучи человеком очень состоятельным и далеко не молодым, абсолютно наивен в своем отношении к противоположному полу. Почти как ребенок. Представить себе такого человека в современном мире очень трудно. Нужно было отыскать достоверный образ, поскольку природа этой странной наивности – пружина разворачивающейся интриги».