Шекспир, Шостакович, Майо

С этим хореографом жаждет работать весь балетный мир.
И где только ни идут его спектакли — в труппах Канады, США, Дании, Германии, Швеции, Швейцарии... Но это те спектакли, которые Жан-Кристоф Майо вместе со своими ассистентами перенес на другие сцены. А созданы они все — в Монако, в труппе Балет Монте-Карло, которую он возродил и взрастил. Уже много лет Парижская опера уламывает его поставить балет специально для ее артистов, но он неумолим.

Потому что не в статусе труппы дело, единственное, что имеет значение, — это артисты. Ему надо знать их, любить, понимать, изучить язык их тел и уметь воздействовать на эмоции. Работать с «незнакомцами» он не хочет, хотя его очень увлекает процесс вытягивания наружу тех свойств и качеств, о которых танцовщик и сам иногда догадаться не в силах. Но процесс должен быть обоюдным: артисту необходимо ему доверять и доверяться. Они должны идти навстречу друг другу.

Однако — и такое случилось впервые! — он согласился поставить большой балет для Большого театра.
Его собственные танцовщики — те, с которыми он начинал двадцать лет назад и уже давно делает общее дело, «выросли» и заканчивают свою карьеру. Приходят новые, с которыми, так или иначе, придется все начинать сначала. Коль скоро предстоят поиски взаимопонимания, он решил распространить их и на академическую труппу Большого театра.

Тем более что несколько лет назад назад уже пережил опыт «совместного танцевания». Умопомрачительное «Озеро», которое Жан-Кристоф Майо поставил в Монако (Одиллия — единокровная сестра Принца, дочь его отца и брошенной отцом любовницы, заменяющей в этой пьесе Злого гения Ротбарта), однажды на представлении в Монте-Карло было дополнено классическими лебедиными сценами в исполнении артистов Большого. Так Майо впервые встретил героев своей будущей постановки в Москве — Екатерину Крысанову (КАТАРИНУ) и Семена Чудина (ЛЮЧЕНЦИО). Фестиваль WWB@llet.ru, в рамках которого в 2012 г. в Большом выступили и артисты Большого, и Балета Монте-Карло, довершил дело: человеческие отношения упрочились, переговоры об оригинальной постановке пошли бодрее.

Наконец, особо подчеркивает Жан-Кристоф Майо, с ним, как всегда, его муза — великолепная, всенародно любимая Бернис Коппьетерс. Она тоже «выросла» и уже не числится в артистах Балета Монте-Карло, но не перестала быть тем гениальным проводником идей своего мастера, каким была всегда. Она — не просто ассистент хореографа, она «первопроходец» едва ли не всех партий, которые будут в новом балете.

История знает не одну балетную интерпретацию пьесы Шекспира «Укрощение строптивой», в том числе и всемирно востребованную — Джона Крэнко.


Репетиция. Жан-Кристоф Майо. Фото Михаила Логвинова.
«Укрощение строптивой», по мнению Жана-Кристофа Майо, — великолепная история человеческих взаимоотношений, которая так и просится, чтобы ее перевели на язык тела. Он очень хотел, чтобы его первая встреча с артистами Большого театра вылилась в создание сюжетного спектакля, поскольку его всегда вдохновляет способность танцовщиков выразить сюжет.
К тому же, он всегда мечтал сделать эту вещь для Бернис. Это великая, легендарная пьеса с достаточно сложной, запутанной интригой, но больше всего интригует то, что это одна из самых сексуальных пьес Шекспира. Страстный анализ любовных отношений (как ни странно это звучит) — вот что здесь интересно для этого любящего по-своему «перечитывать» классику хореографа. Он считает, эта пьеса о том, как встретились два уникальных человеческих существа, которые не выносят никаких среднестатистических отношений — ни с кем-либо другим, ни тем более друг с другом.

Нет ничего удивительного в том, что для балета взята музыка Дмитрия Шостаковича, неожиданно только, что она вся целиком — из его сочинений, написанных к кинофильмам.
— Я приехал в Россию, — говорит Жан-Кристоф, — само собой разумеется, я должен сделать шаг навстречу труппе, с которой собираюсь работать, постичь дух этого невероятного Большого театра. Композитор должен быть русским — это было для меня очевидно. На музыку Шостаковича я ставил неоднократно, но его уникальную киномузыку открыл для себя благодаря своей работе в Большом. В этой музыке проявляется вся его гротесковая, сатирическая сущность. В ней чувствуется сумасшедшая раскрепощенность и та свобода дыхания, о которой может мечтать каждый художник. Шостакович здесь сродни самой Катарине. Скрытной, словно выдающей себя за другую, но вдруг мощно объявляющей свою тайную суть — как Шостакович в этой музыке.
Кино (музыка) и драма (пьеса) — великолепные начала для создания балета с историей.

Балет Майо и Большого театра уже практически родился. Так в муках или в радости происходило это рождение?
Он столько лет создавал свою труппу, собирал людей, с которыми мог бы работать легко и радостно, что не стал бы нарушать свои принципы ради того, чтобы прийти куда-то, где ему работалось бы тяжело и уныло. «Мне очень важно, чтобы не только я выбрал вас, но и вы выбрали меня», — сказал он артистам Большого театра. Екатерина Крысанова изначально не виделась ему в роли Катарины. Но она сделала выбор и прошла свой путь к хореографу Жану-Кристофу Майо. Стала его Катариной.

Любит классику, но ставит ее очень своеобразно; любит повествовательные балеты, но в изобилии сочиняет бессюжетные пьесы вполне в духе танца модерн. Так кто же вы, господин Майо?
Слишком классичный для одних и слишком модерновый для других — так, ему кажется, его воспринимают. На самом деле — ни то, ни другое. Или и то, и другое? Во всяком случае, балетоманы всего мира уже давно научились отличать язык тела в его балетах от всех прочих «наречий».

Монте-Карло
 — город с большими балетными традициями. Здесь когда-то базировалась антреприза Дягилева, после его смерти из остатков этой антрепризы родился Русский балет Монте-Карло. В 1993 г. возглавивший новый (другой) Балет Монте-Карло Жан-Кристоф Майо восстановил связь времен — и в буквальном, и в переносном смысле. Он вырастил эту труппу, он создал фестиваль, на котором пересекаются, взаимообогащаясь, разные балетные труппы мира, он возглавил хореографическую школу, которая не даст этой связи оборваться. Наконец, он блистательно отметил столетие дягилевского Русского балета, отдав свою вдумчивую дань его наследию. Он — воспитатель, творец и очень ответственный человек.

Что такое для него удачная работа, законченный, получившийся спектакль?
«Хореограф, в отличие от писателя или художника, не может работать в одиночку. Он зависит от артиста балета, как сам артист зависит от сценографии, музыки и света. Истинная работа хореографа в том, чтобы структурировать все связи, все отношения так, чтобы потом все собравшиеся создали вместе такое произведение, в котором нельзя определить, кто за что отвечает».


Список произведений Д. Шостаковича, использованных в балете

1. «Москва-Черёмушки», Музыкальная комедия, соч. 105, № 7 «Прогулка по Москве»
2. Музыка к кинофильму «Встречный», соч. 33, № 1 «Presto»
3. Музыка к кинофильму «Одна», соч. 26, № 17 «Алтай»
4. Музыка к кинофильму «Гамлет», «Дворцовая музыка»
5. Музыка к кинофильму «Одна», соч. 26, № 5, «Шарманка»
6. Музыка к кинофильму «Пирогов», Сюита, соч. 76а, № 4, «Скерцо»
7. Музыка к кинофильму «Гамлет», соч. 116, «Бал»
8. Музыка к кинофильму «Гамлет», соч. 116, «Бал во дворце»
9. Музыка к кинофильму «Встречный», соч.33, № 3 «Песня о встречном»
10. Симфония № 9, соч. 70, 3-я часть, «Presto»
11. Музыка к кинофильму «Встречный», соч.33, № 2 «Andante»
12. Музыка к кинофильму «Овод», соч. 97, «Романс»
13. Музыка к кинофильму «Софья Перовская», соч. 132, «Вальс»
14. «Москва-Черёмушки», Музыкальная комедия, соч. 105, № 26 «Полька с поцелуями», № 19 «Дуэт Лидочки и Бориса «Добрый молодец»
15. Музыка к кинофильму «Овод», соч. 97а, «Пощечина»
16. Музыка к кинофильму «Великий гражданин», соч. 55, «Траурный марш»
17. Музыка к кинофильму «Одна», соч. 26, № 37 «Сцена бури», «Спокойствие после бури»
18. «Камерная симфония» — Квартет № 8, соч. 110а в переложении
Р. Баршая, 1-я часть, «Largo»
19. «Камерная симфония» — Квартет № 8 соч. 110а в переложении
Р. Баршая, 2-я часть, «Allegro molto»
20. Музыка к кинофильму «Одна», соч. 26, № 18 «В хижине Кузьминой»
21. Музыка к кинофильму «Одна», соч. 26, № 6, «Галоп «Какая хорошая будет жизнь»
22. Музыка к кинофильму «Гамлет», соч. 116а, «Шарманка» (вальс)
23. Музыка к кинофильму «Гамлет», соч. 116а, «В саду»
24. Винсент Юманс «Таити-трот», транскрипция для оркестра
Д. Шостаковича, соч. 16
25. Музыка к кинофильму «Овод», соч. 97а, Сюита, № 7 «Прелюдия»