«В этой комедии есть и настоящая боль, и настоящая драма, и настоящая любовь!»

Из всех опер Моцарта "Так поступают все женщины"/"Cosi fan tutte" ждала самая непростая судьба. Пожалуй, ни одно произведение композитора не встречало такой неоднозначный прием, не вызывало столько противоречивых мнений.

Эта опера замыкает знаменитую трилогию Моцарта и Да Понте («Свадьба Фигаро» — «Дон Жуан» — «Так поступают все женщины»). Успех пражской постановки «Свадьбы Фигаро» (1787 г.) принес заказ на оперу «Дон Жуан», а венская постановка «Свадьбы» (1789 г.) повлекла за собой заказ на «Cosi fan tutte». На сей раз он поступил от императора Иосифа II, которому принадлежала и идея сюжета. По некоторым источникам, история неудачной проверки верности двух дам произошла в действительности, изрядно повеселив не то венское, не то венецианское общество.

Впервые опера «Так поступают все женщины, или Школа влюбленных» была представлена 26 января 1790 г. в венском Бургтеатре. Однако уже в конце февраля представления прекратились — император умер, и по случаю траура все театры закрылись. В июне 1790 г. спектакли возобновились, но опера прошла всего пять раз. Так начиналась ее непростая сценическая жизнь, на протяжении которой ее неоднократно будут переделывать, менять и название, и даже либретто.

На протяжении долгого времени слабым местом считалось либретто — его критиковали за аморальность, циничность и неправдоподобие. Австрийский музыкальный критик Эдуард Ганслик недоумевал: «Удивительна постоянная слепота двух героинь, которые не узнают своих женихов всего через четверть часа после того, как попрощались с ними, и которые принимают свою собственную горничную сначала за доктора, а затем за нотариуса только потому, что на ней парик». Он же произнес суровый приговор, который вынес опере XIX век: «Безмерная тривиальность либретто наносит смертельный удар прекрасной музыке Моцарта. Культура нашего времени при всем желании не может примириться с ним. Я считаю, что „Так поступают все женщины“ больше не подходит для сцены».

Но XX век с его увлечением игрой и маской, цитатностью и поисками потаенных смыслов, заново открывает эту оперу, начиная с азартом ее исследовать. И приходит к совершенно противоположным выводам: «Так поступают все женщины» — это лучшее либретто Да Понте и самая утонченная опера Моцарта« (британский музыковед Эдуард Джозеф Дент). Так в «глупом» либретто обнаруживается блестящая игра ума. В опере очень много литературных и музыкальных цитат, Моцарт и Да Понте пародируют общие места и стереотипы опер XVIII века, но и не только их. Круг литературных ассоциаций необычайно широк. По мнению некоторых исследователей, литературная модель либретто восходит к «Декамерону» Боккаччо и «Неистовому Роланду» Ариосто, а по сути приближается к так называемым «комедиям идей» Бернарда Шоу.


Флорис Виссер, Александра Кадурина, Анна Крайникова

Моцарт и Да Понте как будто возвращаются к традиционной форме оперы-буффа XVIII века с типизированными персонажами, словно вышедшими из комедии дель арте. Но это лишь на первый поверхностный взгляд. Несколькими годами ранее Моцарт описывает подобную модель в письме своему отцу: «Тут нужны две женские роли одинакового значения, одна из них должна быть серьезной, другая — полухарактерной. А по качеству партии должны быть одинаковыми. Третья женская роль может быть целиком комической. Так же и с мужчинами». Но в «Так поступают все женщины» Моцарт уходит от прямолинейности этой схемы. Его герои обретают новые черты: «серьезному» Феррандо достается и комическая музыка, а «полухарактерная» Дорабелла получает арию, достойную трагической героини. Опера совершенно выпадает из традиционных определений жанра. Сами авторы обозначили его как «dramma giocoso», то есть «веселая драма». В действительности же «Cosi fan tutte» охватывает огромный спектр жанров — от «opera seria» (то есть «серьезной оперы») до легкомысленного фарса. Комическое и драматическое накладываются друг на друга. Неуместность высокой патетики вызывает улыбку, а за игровой ситуацией вдруг обнаруживаются живые человеческие эмоции и настоящая драма. За кажущейся поверхностностью сюжета скрываются размышления о мотивах поступков человека, изменчивости его природы, о принятых в обществе правилах и «велениях сердца».

В Большом театре опера была поставлена лишь один раз — в 1978 г. Дирижировал премьерой Юрий Симонов, в качестве режиссеров-постановщиков выступили Наталия Касаткина и Владимир Василев, оформил спектакль Валерий Левенталь. Спектакль прошел 52 раза и в 1986 г. был снят с репертуара.
В 1989 г. «Так поступают все женщины» привез в Большой миланский театр Ла Скала.

А в 2012 г. Большой вновь вернулся к этой опере, представив ее в концертном исполнении на сцене Концертного зала им. П.И. Чайковского.
А два года спустя «Cosi fan tutte» наконец предстанет в «полноценном» сценическом варианте. Свой взгляд на эту оперу продемонстрировала совсем молодая постановочная команда.


Флорис Виссер

Голландский режиссер Флорис Виссер к тридцати годам успел поработать в качестве актера драматического театра и кино, выучиться на вокалиста, начать преподавать и, наконец, прийти в режиссерскую профессию. Он ставил спектакли в Королевском театре Каре (Амстердам), в Нидерландской опере, Королевском театре Гааги, в театре Оснабрюка (Германия), а в настоящее время является художественным руководителем театра Opera Trionfo (Амстелвен, Нидерланды).

И молодой режиссер совсем не считает эту оперу легкомысленной:

— На титульной странице партитуры Моцарт и Да Понте очень ясно обозначили жанр — «dramma giocoso». Думаю, эти люди не могли дать жанровое определение случайно. И для меня ключевым словом является именно «драма». Найти и показать сердцевину этой драмы, проникнуть в ее суть — моя главная задача. Это довольно длительный процесс, и здесь всегда есть риск потеряться на полпути и принять неглавное за главное. Тем более что в этой опере скрыто столько смыслов!

Меня вдохновляет Караваджо. Мне кажется, ему, как никому другому, удается схватить конкретный момент истории, которую он хочет рассказать. Он мастерски расставляет акценты и уводит в тень менее существенные детали. То есть работает, как настоящий режиссер. Я стараюсь стремиться к тому же. Добиться ясности идеи, естественности в игре и уйти от мелодраматичности (что в случае с этой оперой не слишком просто, поскольку ее либретто все-таки порой довольно парадоксально).

С моей точки зрения, есть только один мир, где этот сюжет со всеми его переодеваниями и не-узнаваниями, может естественно существовать. Это мир театра. Поэтому мы создадим на сцене этот волшебный мир, и хозяином его будет Дон Альфонсо.

Ключевым моментом, на мой взгляд, является финал. Мы видим четверых молодых людей (а здесь очень важно, что все они очень молоды) после того, как они получили очень горький урок. Такие уроки мы получаем все в течение жизни. По сути, это и есть взросление. И видим рядом с ними человека уже давно взрослого — Дона Альфонсо. Почему он вовлек их в эту игру, правила которой сам же менял по ходу? Либретто не дает ответа на этот вопрос.
Но сходные мотивы мы можем найти в литературе той эпохи — к примеру, в «Опасных связях» Шодерло де Лакло. Подобные социальные игры были для XVIII века чем-то привычным. Лично я не склонен рассматривать финал как счастливый и примирительный. Достаточно вчитаться в либретто, чтобы понять: это не так. Здесь никто не побеждает. Каждый приходит к финалу с разбитым сердцем. Это очень человечная опера. Несмотря на комичность и временами даже фарсовость, в ней есть и настоящая боль, и настоящая драма, и настоящая любовь.


Стефано Монтанари и Алина Яровая

Музыкальным руководителем постановки стал известный итальянский скрипач и дирижер, специалист по аутентичному исполнительству Стефано Монтанари. В «послужном списке» дирижера — сотрудничество с ансамблями «Accademia Bizantina», «Orchestra 1813», барочным оркестром Национальной академии Санта-Чечилия, Лионской оперой, театром Ла Фениче, Оперой-Ателье в Торонто... И для него это была уже четвертая постановка оперы «Cosi fan tutte».

Стефано Монтанари:

— Лично я люблю по-новому взглянуть на произведение, которым уже дирижировал. Взгляд на него с течением времени постепенно меняется. К тому же, каждый раз надо соединить свое видение с концепцией режиссера, а это может быть очень интересно. Например, сейчас Флорис акцентирует внимание на драматической истории двух пар и особое внимание уделяет Дону Альфонсо. И то, что он делает, мне кажется убедительным. Я тоже не верю в безмятежность финала. Любовные истории разрушены. Герои принимают свои роли — роли мужчин и женщин, пытаясь найти способ сосуществования.

«Так поступают все женщины» — история на все времена. История о том, что такое мужчина и что такое женщина. Ведь наша суть остается практически неизменной на протяжении всей истории человечества. Когда мы читаем текст Да Понте, он не кажется устаревшим. Когда я читал его в первый раз, постоянно повторял про себя: «О, ведь так же оно и есть!».

Музыкальные решения Моцарта поразительны: то, как он сконструировал эту оперу, распределил голоса, как решил речитативы, как использовал формы старинной музыки. Самое прекрасное в Моцарте, что он всегда новый. Никогда не повторяется, каждый раз ищет новые средства. Каждая его опера — это открытие.

Спектакль оформляет очень востребованный британский художник Гидеон Дэйви. Он работал с такими режиссерами, как Роберт Карсен, Дэвид Олден, Стивен Лоулесс. Спектакли в его оформлении были показаны на Глайндборнском и Эдинбургском фестивалях, Оперном фестивале в Экс-ан-Провансе, он сотрудничал с ведущими оперными и драматическими театрами мира, среди которых Королевская опера Ковент-Гарден, Английская национальная опера, Баварская государственная опера, Комише-опер в Берлине, Театр-ан-дер-Вин, Ла Фениче, Лионская опера, шекспировский театр Глобус, лондонский Королевский национальный театр.

Александра Береза

Фоторепортаж с репетиций Дамира Юсупова.