«И все они ужасно одиноки»

ИЗ ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ
Настоящий, исторический дон Карлос был далек от оперного героя: болезненный, психически неуравновешенный, агрессивный, неуправляемый. Совершенно не романтический облик инфанта описывает венецианский посол Джованни Соранцо: «Внешность у него скверная и неприятная, лицо скорее изнуренное, нежели бледное, он обладает меланхоличным и холеричным складом и с огромным трудом поддается влиянию».

Впервые дон Карлос воплотился в литературного персонажа в драме «Принц дон Карлос» Диего Хименеса (1625 г.). Затем последовала историческая новелла «Дон Карлос» Сезара Вишара Сен-Реаля (1672 г.) — именно здесь впервые возникла любовная коллизия Елизавета — дон Карлос. Этот далекий от исторических событий роман положил начало легенде о благородном доне Карлосе — пылком влюбленном, осознающим свой долг защитнике слабых, борце за свободу угнетенных — и стал литературным первоисточником для трех драматических произведений — трагедий «Дон Карлос» Томаса Отуэя (1676 г.), «Филипп» Витторио Альфьери (1783 г.) и «Дон Карлос, инфант испанский» Фридриха Шиллера (1787 г.). Именно последняя и послужила основой для оперы Верди.

Шиллер, наряду с Гюго и Шекспиром, — один из знаковых драматургов для Верди, по его пьесам написаны оперы «Жанна д’Арк», «Разбойники» и «Луиза Миллер» .Но когда в 1850 г. Верди предлагают еще один сюжет из Шиллера, он не сразу вызывает интерес композитора. Верди примет заказ директора Парижской оперы лишь через пятнадцать лет.

Среди опер Верди «Дон Карлос» — просто рекордсмен по количеству переделок. Первая редакция партитуры была закончена в 1866 г. Однако опера претерпела первые изменения практически сразу, даже еще до премьеры. В частности, в III действии был добавлен балет, а часть другой музыки сокращена — «большая опера» получилась настолько большой, что зрители, живущие в пригородах, не успели бы на последний поезд из Парижа.

Премьера состоялась 11 марта 1867 г. «Карлоса» восприняли неоднозначно и критики, и зрители. Были горячие поклонники, например, Джоаккино Россини, который писал издателю Рикорди: «Передайте Верди, чтобы он потребовал большой гонорар, будучи единственным композитором, способным сочинить настоящую „большую оперу“, да простят меня остальные мои коллеги». А были и ярые противники, и среди них, к примеру, Жорж Бизе («Ни мелодии, ни акцентов... Верди больше не итальянец. Он хочет писать, как Вагнер... У него больше нет его недостатков, но и все свои достоинства он тоже потерял»).

Сам композитор иронизировал по этому поводу: «Наконец я стал почти идеальным вагнерианцем. Но если бы критики были немного внимательней, они бы заметили, что те же черты были и в терцете из „Эрнани“, и в сцене сомнамбулизма в „Макбете“ и многих других местах. Вопрос ведь не в том, к какой системе принадлежит „Дон Карлос“, а в том, хорошая эта музыка или плохая».

Верди еще неоднократно возвращался к своему «Дону Карлосу»: в 1872 г. состоялась премьера «неаполитанской» версии оперы, в 1884 г. увидела свет рампы чаще других исполняемая «миланская» (четырехактная), в 1886 г. появился последний, «моденский» вариант. И со временем опера была оценена по достоинству и завоевала заслуженную популярность.

«ДОН КАРЛОС» НА ПОДМОСТКАХ БОЛЬШОГО

История постановок «Дона Карлоса» в Большом театре не велика. Впервые опера была представлена 2 ноября 1876 г. силами Итальянской труппы (дирижер Энрико Бевиньяни, режиссер Николай Савицкий) — спектакль прошел десять раз, после чего «Дон Карлос» надолго выпал из репертуара. В следующий раз он появился на афишах театра по инициативе Федора Шаляпина — 10 февраля 1917 г. прошел единственный спектакль. Короля Филиппа пел Шаляпин, Карлоса — Андрей Лабинский, Елизавету — Ксения Держинская, Великого инквизитора — Василий Петров. Постановку осуществил Пётр Оленин, дирижировал Эмиль Купер, а декорации создал Константин Коровин. Третья постановка была осуществлена в год 150-летия со дня рождения Верди, премьера состоялась 25 октября 1963 г. — спектакль режиссера Иосифа Туманова и художника Вадима Рындина оставался в репертуаре на протяжении двадцати пяти лет. Оперой дирижировали Асен Найденов (Болгария), Василий Небольсин, Марк Эрмлер, Юрий Симонов, Александр Лазарев и другие. Среди певцов, занятых в спектакле, были самые яркие звезды Большого — Иван Петров, Александр Огнивцев, Александр Ведерников, Евгений Нестеренко, Артур Эйзен (Филипп II), Зураб Анджапаридзе, Владимир Ивановский, Владимир Атлантов (Дон Карлос), Тамара Милашкина, Татьяна Тугаринова, Элеонора Андреева, Галина Калинина (Елизавета Валуа), Ирина Архипова, Лариса Авдеева, Елена Образцова, Галина Борисова (Принцесса Эболи).

В честь двухсотлетия со дня рождения Верди, которое в этом году широко отмечается по всему миру, новее прочтение «Дона Карлоса» в Большом предложил маститый британский режиссер Эдриан Ноубл. Он признанный специалист по Шекспиру (режиссер на протяжении тринадцати лет руководил Королевским Шекспировским театром и является автором книги «Как играть Шекспира»), но известен также и как режиссер музыкального театра с очень обширным «диапазоном»: от барочной оперы до современного мюзикла. Он сотрудничал с Глайндборнским фестивалем, Оперным фестивалем в Экс-ан-Провансе, с театром Метрополитен-опера, Ла Скала, Венской государственной оперой и др. И более двадцати раз номинировался на престижную британскую театральную премию Лоуренса Оливье.

ЭДРИАН НОУБЛ О СВОЕМ СПЕКТАКЛЕ:

«Я из тех режиссеров, которые доверяют авторам и следуют за их драматургией. Великие произведения говорят с нами напрямую через века. И та история, что привлекла в свое время одного из „главных“ романтиков — Шиллера, а затем и Верди — первого композитора Рисорджименто, актуальна и сейчас. И Шиллер, и Верди рассматривают проблему государства и личности, политики и свободы человека. В „Доне Карлосе“ жажда свободы, и я бы даже сказал, что дух восстания просто витает в воздухе.

Мне показалось естественным и логичным не переносить действие оперы в другое время. Если нам удастся воссоздать на сцене мир Испании XVI века, эта атмосфера сама по себе произведет шокирующее впечатление на современного зрителя, и не будет нужды прибегать к дополнительным режиссерским приемам.

Представьте себе: огромная, стремительно выросшая империя, которая держится на сильной власти короля, инквизиции и армии. Общество, где ведется борьба с инакомыслием, где огромную роль играет жесткий церемониал, а живые человеческие эмоции опасны и влекут за собой гибель.

К счастью, с исторических прототипов героев оперы написано много картин, и мы прекрасно знаем, как они выглядели. Их костюмы — внешнее выражение их положения в строгой иерархии, их долга и их несвободы. Они заключены в свои одежды, как в кокон. Каждый персонаж в каком-то смысле находится в тюрьме, каждый связан своим долгом. Филипп II не может быть отцом своему сыну — он монарх, осознающий свою миссию перед богом и империей. Дон Карлос — наследник огромной империи, но его убеждения абсолютно противоположны убеждениям его отца. Елизавета — королева, и не имеет права на проявление чувств. И все они ужасно одиноки».

Сценографию спектакля создал Тобиас Хохайзель — немецкий художник, известный своими смелыми идеями, тонким чутьем и всегда стопроцентным попаданием в образ. «Его видение всегда оригинально и предсказуемо только в том плане, что вы можете быть уверены: он вас удивит и восхитит. Вдохновленный музыкой, которую так хорошо чувствует, он погружается в свою безграничную фантазию и выдает потрясающие, смелые идеи, всякий раз открывающие новый аспект его творческой натуры» (фотограф Клайв Барда). Тобиас Хохайзель сотрудничал с выдающимися и интересными режиссерами, среди которых Николаус Ленхофф, Бригитта Фассбендер, Йоханнес Шааф, Джонатан Миллер, Стивен Лоулесс, Грэм Вик, Дэвид Паунтни, Люсинда Чайлдс, Роберт Карсен. Спектакли в его оформлении шли в Королевской опере Ковент-Гарден, театре Ла Скала, Парижской национальной опере, Лионской опере, театре Реал (Мадрид), Лисеу (Барселона), Венской государственной опере и других крупнейших оперных домах мира.

Автором костюмов стал молодой немецкий художник Мориц Юнге, активно работающий как в драматическом театре, так и в опере (работал на постановках Дэвида Маквикара, Джеймса Макдональда, Питера Холла и др.) и в балете (часто сотрудничает с хореографом Уэйном МакГрегором). Публике Большого театра он уже знаком — именно Юнге создал костюмы к балету «Chroma».