Новый взгляд на старый балет

Эта постановка Большого театра предназначена для людей, которые все еще ищут в театре чудес. Если вы испытываете потребность зааплодировать залитой солнцем восточной рыночной площади, которая открывается взору за раздвигающимся занавесом, если груды бутафорских груш-персиков вам радуют глаз и просятся в рот, если у вас есть желание вникнуть в суть трогательно-наивной пантомимы, посредством которой общаются эти занятные паши-евнухи-невольницы в немыслимых, ослепительно блестящих нарядах, если волшебство кораблекрушения на сцене вас будоражит больше, чем приключения реального «Титаника» на экране, не сомневайтесь, вы будете благодарным зрителем этого «Корсара».

А если вы к тому же любите балет так, как его любил Петипа, украсивший старинный парижский оригинал великолепными хореографическими картинами и номерами собственного сочинения, и так, как его полюбили авторы нынешней версии «Корсара», идущей в Большом, Алексей Ратманский и Юрий Бурлака, постаравшиеся воссоздать, где — творения своего знаменитого предшественника, а где — просто его почерк, вы станете посещать представления этого балета с тем же постоянством, что «Баядерку» или «Лебединое озеро».

Это настоящий «большой балет», где танца хватает едва ли не на всю труппу сразу, при этом прима-балерина доказывает право на свое первенство почти без отдыха. И хотя этот «Корсар» далеко ушел от своего литературного первоисточника (а это была одноименная поэма Байрона), либретто его способно удовлетворить тягу к пиратско-романтическому жанру не хуже, чем «Пираты Карибского моря».

Очень большая работа проделана была для того, чтобы этот «Корсар» пустился в плаванье. Создатели балета изучили соответствующие архивные материалы в московском Бахрушинском музее и Санкт-Петербургской театральной библиотеке, с помощью Парижской оперы отыскали оригинальную партитуру в недрах Национальной библиотеки Франции, воспроизвели старинные костюмы и декорации, расшифровали хранившиеся в Гарварде записи танцев и сочинили свои, стараясь ни в чем не погрешить против духа той эпохи, когда любил, тонул и спасался последний из «Корсаров» Петипа — 1899 г. рождения. Сто с лишним лет спустя — так можно назвать этот авантюрный и абсолютно серьезный роман Большого театра и большого балета.