О спектакле

«Я слушаю «Пассажирку» в исполнении Мечислава Самуиловича Вайнберга в третий раз. Снова потрясен, впечатление идет крещендо».
Дмитрий Шостакович


Мечислав Вайнберг считал «Пассажирку» делом всей своей жизни. К сожалению, он так и не увидел ее на сцене и даже не услышал в концертном исполнении. Оперу ожидало тридцать восемь лет «строгого режима»: она была изолирована от слушателя. Своему соавтору, музыковеду и либреттисту Александру Медведеву композитор как-то с горькой иронией сказал: «Наша опера — это музыкальный граф Монте-Кристо. По ложному доносу она бессрочно заключена в моем рабочем столе».

Литературным первоисточником послужила повесть (развившая успех радиоспектакля на тот же сюжет) польской писательницы Зофьи Посмыш, бывшей узницы Аушвица (Освенцима) и Равенсбрюка. В России она была опубликована в 1962 году. С ней ознакомился Дмитрий Шостакович и, придя к выводу, что это отличный материал для оперы, показал ее своему знакомому музыковеду Александру Медведеву, работавшему тогда заведующим литературной частью в Большом театре. Он же и представил будущего либреттиста Вайнбергу, благословив их на творческое сотрудничество: «Вы должны вместе написать оперу, у вас должно получиться. Постарайтесь».

… Шестидесятые годы XX века. На фешенебельном трансатлантическом лайнере Лиза Франц, счастливая жена немецкого дипломата Вальтера Кречмера, а в прошлом надзирательница Аушвица, сталкивается с выжившей в заключении Мартой. И эта встреча поднимает со дна памяти обеих тяжелые воспоминания о пережитом… Сюжет новеллы оказался близок Мечиславу Вайнбергу: в 1939 году он бежал в СССР, а его оставшиеся в Польше родители и сестра погибли в концлагере Травники. Будущую оперу композитор посвятит всем жертвам фашизма, выбрав эпиграфом к либретто слова Поля Элюара: «Если заглохнет эхо их голосов, то мы погибнем».

Александр Медведев счел необходимым отправиться в Аушвиц — основное место действие повести. Сама писательница, чудом выжившая заключенная лагеря смерти, провела его по всем кругам ада. «Она отложила все дела, и мы поехали в Освенцим. Было 5 мая. Все цвело, светило солнце. Мы шли вдвоем по огромной пустой территории, среди бараков. Она показывала мне все места, в которых происходит действие повести. Показывала, сколько шагов от барака до склада, от склада до казармы, до плаца, до ворот. Мы зашли в один длинный барак, заставленный трехъярусными нарами. Посмыш провела руками по одной из кроватей во втором ярусе, обернулась и сказала: «То моя». Больше ничего и не требовалось говорить. Я шел дорогой заключенных, видел все, что видели они». Под впечатлением от поездки, а также личного знакомства с пани Посмыш было создано либретто. Идея сделать Тадеуша не художником, как в повести, а музыкантом пришла еще в Польше. А в Москве, на одном из концертов Медведев услышал «Чакону» И.С. Баха и понял, что именно эту музыку Тадеуш должен исполнять в финале оперы вместо любимого вальса коменданта лагеря.

Закончив партитуру, Вайнберг по традиции показал её Шостаковичу. «Метек, вы сами не знаете, что написали. Это шедевр», — сказал Дмитрий Дмитриевич. Он организовал прослушивание в Союзе композиторов, на котором присутствовали Г. Свиридов, Кара Караев, А. Хачатурян, Р. Щедрин, А. Эшпай, А. Пахмутова, А. Шнитке, С. Губайдулина, Э. Денисов. Все они были единодушны в своем одобрении услышанного произведения. Казалось, не за горами и премьера в Большом театре. Именно дирекция Большого инициировала создание оперы, заказав ее авторам и направив заявку в Министерство культуры. Однако началось нечто странное. И Большой, и другие театры страны, изначально, казалось бы, заинтересованные в этой опере, отказывались от ее постановки. После того, как в 1973 году была предпринята и вновь сорвалась постановка в Праге, была названа наконец и конкретная причина отказа — в «Пассажирке» усмотрели «абстрактный гуманизм».

Впервые эта опера прозвучала в концертном исполнении 25 декабря 2006 года в Светлановском зале Московского международного Дома музыки в исполнении солистов, хора и оркестра Московского академического Музыкального театра им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко (дирижировал Вольф Горелик). Премьера была приурочена к широко отмечавшемуся столетию со дня рождения Дмитрия Шостаковича.

В 2010 году по инициативе Теодора Курентзиса «Пассажирка» была исполнена в Новосибирске с участием солистов, хора и оркестра Новосибирского государственного академического театра оперы и балета, а еще через полгода состоялась мировая сценическая премьера на музыкальном фестивале в Брегенце (Австрия).

Благодаря энтузиазму известного английского режиссера Дэвида Паунтни в августе 2010 года фестиваль в Брегенце посвятил творчеству Вайнберга серию концертов, сопровождавшихся научным симпозиумом. На этом фестивале Паунтни и показал свою сценическую версию оперы. В качестве дирижера-постановщика выступил маэстро Теодор Курентзис.

«Пассажирка» пусть и с большим опозданием (в 1996 году композитор скончался) помогла Вайнбергу наконец выйти из тени своего великого современника – Дмитрия Шостаковича. Опера начала свое триумфальное шествие по сценам мира — Варшава, Лондон, Мадрид, Карлсруэ, Хьюстон, Нью-Йорк, Чикаго, Франкфурт-на-Майне.

Российская сценическая премьера состоялась 15 сентября 2016 года в Екатеринбургском театре оперы и балета (режиссер и художник-постановщик – Тадеуш Штрасбергер, музыкальный руководитель – главный дирижер екатеринбургского театра Оливер фон Дохнаньи). Постановка вылилась в масштабный международный проект, включивший в себя международные конференции, концерты и запуск специального сайта, посвященного этому спектаклю, а также истории создания и злоключений теперь ставшей такой знаменитой вайнберговской «Пассажирки».

«Опера поражает симфоническим размахом и глубиной драматизма, — говорит Оливер фон Дохнаньи, — это опера-симфония, с тщательно продуманной драматургией и интонационной системой. В ней сформирован особый стиль, который нашел продолжение в последующих сочинениях, созданных для сценического воплощения. Это сложнейшее, многоуровневое произведение, оно требует особого погружения в материал».

«Передо мной стояла задача поставить спектакль, который рассказывает об одном из самых чудовищных преступлений в истории человечества. И мне кажется, что опера — наиболее подходящая для этого форма искусства, —считает Тадеуш Штрасбергер. — «Пассажирка» — это свидетельство жестокости, о которой не забыть тем, кто побывал в Освенциме, и о которой должен знать каждый. «Пассажирка» — это предупреждение всем политикам, которые развязывают войны, предупреждение о том, что последует наказание, оно будет заключаться в том внутреннем страхе, под гнетом которого им придется жить всю свою оставшуюся жизнь. А еще это утверждение глубокой веры поэта в победу свободы, справедливости и гуманизма. Это так важно — дать прозвучать неспетой песне, чтобы не позволить прошлому стать нашим будущим».

По материалам 
«персонального» сайта спектакля