Из истории создания

«Существуют сердца, созданные друг для друга, которые никогда никого не полюбили бы, если бы им не посчастливилось встретиться…»

Антуан Франсуа Прево д`Экзиль
«История кавалера де Грие и Манон Леско»


Книга аббата Прево в свое время вызвала большой общественный резонанс. Несмотря на то, что ее первое издание в 1731 г. во Франции было конфисковано за «безнравственность», она распространялась в списках и вошла в историю как первый психологический роман.

Считается, что сюжетом для «Истории» во многом послужила авантюрная биография самого Прево, который за свою бурную жизнь успел побывать монахом, солдатом, писателем и переводчиком. Любовь как чувство, не оставляющее места ни размышлению, ни нравственной оценке…Тема сочинения была более чем революционной по тем временам.

Трагическая история провинциальной девушки, ставшей содержанкой богатого банкира, — типичный оперный сюжет второй половины XIX века. Знаменитая «История» Прево вызвала ряд театральных воплощений, которые отныне стали связывать с именем героини. Среди «Манон» того времени – балет Жана Омера на музыку Фроманталя Галеви (балет опередил оперу – он датируется 1830 г.), оперы Даниэля-Франсуа-Эспри Обера (1856) и Жюля Массне (1884).

«Манон» Массне имела устойчивый успех, который автор, по обычаям того времени, счел возможным и продлить, составив через десять лет пастиччо под названием «Портрет Манон» (1894). Но годом раньше на сцене появляется Джакомо Пуччини, в то время очень уверенный в себе и подающий надежды молодой итальянский композитор, но малоизвестный публике; он успел написать две оперы и заручиться поддержкой миланского издателя Джулио Рикорди.


Анна Нетребко, Юсиф Эйвазов, Адольф Шапиро.

Не удовлетворенный традиционными оперными либретто, Пуччини пребывал в поиске захватывающего сюжета – сильной и жизненной драмы. Композитор был примерно того же возраста, что и Прево в момент написания своей «Истории», и его тем более вдохновил сюжет, что оказался близок его собственным переживаниям.

Для Пуччини это были годы страстного увлечения красавицей Эльвирой Джеминьяни, которая ради своего избранника покинула нелюбимого мужа, поправ нормы общественной морали; это было и счастливое время рождения сына Антонио, и творческого подъема: «Мечтаю о чем-то великом, новом, волнующем и еще никогда не виданном. Найду».

Итак, вступив в соперничество с мэтром французской лирической оперы, Пуччини решил предложить свою версию «Манон». Он менее всего интересовался колоритом эпохи и сосредоточил внимание на психологической драме и поэтическом женском образе. «Это будут две абсолютно разные сестры», — говорил он, стараясь развеять сомнения своих друзей. В своенравной парижской красотке, фривольной и легкомысленной, с «очаровательным налетом печали в речах», Пуччини «разглядел» характер куда более интересный и современный, эмоциональную открытость и настоящий итальянский темперамент. К тому же, он придал героине черты жертвенности и обреченности, так что Манон стала первой в ряду его легендарных трагических героинь, которые не перестают восхищать публику и вызывать у нее сочувственный отклик.

«Массне воспринимает этот сюжет как француз — с пудрой и менуэтами, я же воспринимаю его как итальянец — с отчаянием и страстью».


Анна Нетребко.

Пуччини сочинял оперу быстро, с необычайным увлечением. Уверенно взялся за разработку либретто, к чему относился с большой требовательностью. Над сценарием оперы первоначально работал композитор Руджеро Леонкавалло, но вскоре отстранился и занялся сочинением своих «Паяцев».

В дело вступили либреттист Марко Прага, составивший драматургическую схему, и Доменико Олива, который написал большую часть текста: в их версии опера состояла из трех актов, причем первые два, к неудовольствию композитора, полностью соответствовали образцам французской комической оперы.

Из-за разногласий с Пуччини оба либреттиста отказались от этой работы – и завершали ее уже Луиджи Иллика и Джузеппе Джакоза, будущие «главные» соавторы Пуччини, написавшие либретто для «Богемы», «Тоски» и «Мадам Баттерфляй». «Поэтизировать все, что возможно, привносить лирику…», — стало его творческим кредо.

Пуччини справедливо предполагал, что зритель, который придет на спектакль, уже будет знать сюжет, поскольку или читал роман, или слушал оперу Массне. Композитор «не пересказывает» историю, не дает последовательного развития характеров, но выделяет четыре эпизода из жизни Манон, укрупняет и драматизирует их (создает более емкое либретто). В результате, возникает оригинальная структура четырехактного спектакля с определенной драматургической схемой: это ряд ярких жанрово-бытовых эпизодов и сильных, впечатляющих лирико-драматических сцен, объединенных темой роковой любви, с последующим ускорением темпа действия и масштабным сжатием, которое стремится к краткой фатальной развязке в финале.

«МАНОН ЛЕСКО» НА ОПЕРНЫХ ПОДМОСТКАХ

Начиная с первого представления, которое прошло в Туринском Королевском театре (Teatro Regio) 1 февраля 1893 г., «Манон Леско» легко завоевывала сердца публики. Премьера стала триумфом композитора: оперой, по отзывам современников, «бредила вся Италия».

Не менее значимой была и лондонская премьера «Манон Леско», которая состоялась год спустя на сцене театра Ковент-Гарден. На нее тепло откликнулся Джордж Бернард Шоу, со свойственной ему проницательностью оценив новизну стиля молодого композитора и назвав последователем Верди. Знаменитый ирландец первым предсказал Пуччини большое будущее на оперном поприще: «Пуччини в большей степени, чем кто-либо другой из его соперников, кажется мне возможным наследником Верди».

Россия познакомилась с «Манон Леско» Пуччини прямо в 1893 г.: она была исполнена в Петербурге. А два года спустя была поставлена Московской частной русской оперой в театре Шелапутина. Исполнение, по отзывам критики, отличалось «большой стройностью ансамбля». И не случайно: дирижер — Алессандро Поммэ, и певица — Чезира Феррани, — были участниками туринской премьеры. О популярности «Манон» свидетельствует тот факт, что издательство П. Юргенсона выпустило клавир на русском языке сразу после московской премьеры. Но, как ни удивительно, в дальнейшем «Манон Леско» была редкой гостьей на российских театральных подмостках.


Юсиф Эйвазов. Фоторепортаж с репетиций Д. Юсупова.


РЕЖИССЕР-ПОСТАНОВЩИК АДОЛЬФ ШАПИРО
О СВОЕМ СПЕКТАКЛЕ:


Мне интересен сам процесс создания спектакля. Многие идеи приходят непосредственно в процессе репетиций. И интерес возникает как бы «по мере погружения» в материал…

Четыре акта оперы — в стилистическом отношении принципиально разные. Характер музыки совершенно меняется по ходу спектакля. Она проходит все градации драмы, чтобы в финале зазвучать по-настоящему трагически. И это определило концепцию спектакля: возникла идея подать все четыре действия в разных сценографических решениях.

Где разворачивается действие оперы, абсолютно не имеет значения, в том числе и для Пуччини. Например, в либретто указано, что первое действие происходит в Амьене, но музыка-то итальянская! Что здесь важно, так это внутреннее ощущение вечера. Атмосфера. Тот образ, который возникает, когда де Грие впервые видит ее и повторяет: «Manon Lescaut, mi chiamo…», момент роковой встречи. Кроме того, очень важны фигуры Леско и Жеронта, именно они движут действие. Это два игрока-антагониста: игрок-поэт и игрок-мафиози. Весь первый акт построен на провокациях последнего.

Но дальше композитор всех второстепенных персонажей отодвигает, и в финале оперы главные герои остаются одни. И оказываются в совершенно другом пространственном измерении: четвертый акт у Пуччини совершенно новаторский.