Балет внутри балета

Конечно, многие творческие личности позитивистского ХIХ века тяготели к мистике, испытывали непреодолимую потребность в познании оккультных наук, родиной которых считался Восток. Вряд ли к ним принадлежал Петипа, скорее всего невольно создавший в «Баядерке» свою «метафизику», свой «белый Восток». Акт теней (как и ивановские лебеди) — балет на века. По ущелью среди Гималаев спускается хоровод теней (тень в романтической традиции — душа). Танцовщицы в белых тюниках с обручами на головах, к которым, как и к рукам, прикреплены имитирующие крылья белые воздушные шарфы. (Вариацию с шарфом танцует и главная героиня — Никия.)

Нескончаемую молитву или восточную мелодию напоминает их почти медитативный ход. Символической «змейкой» спускаются они с мира горнего, а потом выстраиваются в прямоугольник — знак земли. Красноречиво и количество теней: на премьере в петербургском Большом Каменном театре их было 64 (идеальный квадрат! ), впоследствии в Мариинском — 32. Эти магические числа еще не раз будут встречаться в классическом балете — тридцать два лебедя в «Лебедином озере», шестьдесят четыре снежинки в «Щелкунчике». Танец теней гипнотизирует, неизменно погружая зрителей в состояние бессознательно-восторженного созерцания красоты. Попутно акт рисует процесс душевного просветления Солора. Начинается он лирическим ноктюрном-воспоминанием о «возлюбленной тени», а завершается ликующей кодой «навсегда вместе».

Судьба «Баядерки» после Петипа

С течением времени «Баядерка» в Мариинском театре (тогда театре оперы балета имени Кирова) подверглась многочисленным переделкам. Последний акт с землетрясением и разрушением храма канул в вечность в послереволюционные годы, тогда не было технических средств для его показа. А сам балет был основательно отредактирован и обогащен танцами в 1941 г. Владимиром Пономаревым иВахтангом Чабукиани. Для себя и Натальи Дудинской (Никии) Чабукиани сочинил дуэт-встречу героев в первом действии, большое свадебное па Солора и Гамзатти, включая мужскую вариацию, во втором,использовав при этом музыку последнего, утраченного действия. Балет завершался самоубийством героя. Но эта сцена впоследствии была заменена другой: Солор просто остается среди теней... В 1948 г. Николай Зубковский поставил для себя знаменитую виртуознейшую вариацию Золотого божка, а Константин Сергеев — дуэт Никии и раба во дворце раджи, когда баядерка приходит благословить его дочь.

«Баядерка» в Большом театре

В 1904 г. балетмейстер Александр Горский перенес «Баядерку» на сцену Большого театра. Среди московских Никий были Любовь Рославлева и Екатерина Гельцер. А в партии Солора выступали и темпераментный нарушитель академического «спокойствия» Михаил Мордкин, и правоверный классик Василий Тихомиров. Впоследствии Горский не раз обращался к этому спектаклю. А в 1917 г. сочинил собственную редакцию, которую в «индусском» духе оформил Константин Коровин. Находясь под влиянием сиамского балетом и памятников индусского изобразительного искусства, особенно чеканки, Горский-новатор отказался от композиций Петипа. Ради правдоподобия он одел исполнительниц теней в разноцветные костюмы, напоминающие сари. Кульминацией «Баядерки» Горского был «свадебный пир», который изобиловал причудливыми по танцевальным линиям и рисунку группами.

В 1923 г. сторонник классического балета Василий Тихомиров восстановил акт теней в хореографии Мариуса Петипа, разместив дополнительно воспитанниц школы на выступах и утесах, которые повторяли движения кордебалета. В этой редакции состоялся московский дебют Марины Семеновой, одной из лучших Никий своего времени. В годы войны балет был возобновлен в филиале театра, главную партию танцевала Софья Головкина. Потом дважды (в 1961-м и 77-м гг.) в репертуаре появлялось лишь «Царство теней», куда была перенесена вариация Солора.

И только в 1991 г. Юрий Григорович вернул в Большой полнометражный балет Мариуса Петипа, по возможности возродив оригинал Мариинского театра. Григорович сохранил старую хореографию, многие мизансцены, но «укрепил» режиссуру балета. Он сочинил ряд новых танцев для факиров, негритят, кордебалета, обогатил танцами партии Гамзатти и Солора, у которых теперь появились новые вариации как в дворцовой сцене, так и в свадебном гран па. Ему же принадлежит новый финал балета: изгнанный из царства теней Солор погибает под руинами храма. Предательство, по мысли балетмейстера, не оставляет надежды на духовное перерождение.

Виолетта Майниеце, (текст из буклета к спектаклю, дается с сокращениями)